Песня «на безымянной высоте». история. ноты

Музыка в «Стреле»

Мелодию к стихам написал бывший курсант Ленинградского артиллерийского училища, призванный в 1943 году в ряды Советской Армии композитор Вениамин Баснер.

Вениамин Баснер

Когда режиссер Владимир Басов пригласил его написать музыку на слова Матусовского к фильму «Тишина», Баснер сочинил три варианта, и все три были отвергнуты режиссером. Возвращаясь домой дневным поездом Москва – Ленинград, Вениамин Ефимович думал о том, что позвонит на «Мосфильм» и откажется от этой работы. И вдруг пришла мелодия! К сожалению, у него не было не то что нотной, никакой бумаги, чтобы записать. И поэтому он всю дорогу напевал. Дома же сразу записал музыку, купил билет на ночную «Стрелу» Ленинград – Москва и повез новый, уже окончательный вариант.

Если бы не эта песня, полюбившаяся всей стране, которую написали два талантливых еврея-фронтовика, подвиг восемнадцати сибиряков канул бы в безвестность – подобных боев за безымянные высоты в годы войны были многие сотни. Но благодаря творчеству поэта Михаила Матусовского и композитора Вениамина Баснера насмерть стоявшие бойцы за высоту 224,1 стали примером храбрости для всей страны.

Наградной лист на Баснера В.Е.

Выжившие — погибшим

После захоронения погибших на их могиле поставили памятник – скромную деревянную пирамиду с красной звездой, которая простояла до 1966 г.

Летом 1966 г. местные комсомольцы поселка Бетлица выкопали котлован под фундамент, набросали камней, залили бетон. И вот 16 октября на месте боя вырос 8-метровый памятник. Авторы, архитектор Е. Киреев и скульптор А. Щербаков, воздвигли на постаменте скульптурную группу, символизирующую двух оставшихся в живых воинов, которые как бы застыли у могилы своих товарищей.

Памятник бойцам на Безымянной высоте

В день открытия монумента собралось около 10 тысяч человек, приехал и поэт М.Л. Матусовский. Под звуки гимна К.Н. Власов и Г.И. Лапин, выжившие в том бою, перерезали ленту и открыли памятник.

Надпись на памятнике бойцам на Безымянной высоте

К 35-летию Победы 9 мая 1980 года на Безымянной высоте открыли мемориал. Он создан по проекту братьев-скульпторов А.Д. и Н.Д. Щербаковых и архитектора Е.И. Киреева. Рядом с памятником – «землянка в три наката и сосна, сгоревшая над ней». Вымощенная гранитом круговая дорожка ведет по кургану от одного огромного валуна к другому. Валунов столько же, сколько погибших героев – шестнадцать.

Мемориал на Безымянной высоте

Мы не забудем, не забудемАтаки яростные те -У незнакомого поселкаНа Безымянной высоте.

Елена СевенардМаксим ПерсонБлагодарим Григория Койфмана за помощь с фотоматериалами

В статье использованы материалы сайта jewmil.com

Неравный бой

Ночью ударная группа незаметно подкралась к укреплениям. Сибиряки забросали гранатами первую траншею и находящихся в ней гитлеровцев и ринулись ко второму ряду укреплений. Внезапность атаки, стремительность действий позволили молниеносно преодолеть 600 метров и ворваться на высоту. Однако следовавшая за ними рота 3-го батальона была отсечена пулеметным огнем, и штурмовая группа оказалась в окружении превосходящих сил противника. 18 бойцов сражались против нескольких сотен гитлеровцев до утра. Бой длился восемь часов. Немцы предприняли четыре контратаки. Фашистское командование не предполагало, что подобная акция была под силу такому небольшому количеству советских солдат, и бросило против них одновременно несколько пехотных подразделений, в общей сложности около 300 человек. Заняв круговую оборону, сибиряки вели неравный кровопролитный бой в течение всей ночи. Первым погиб старшина Панин, потом замолк Емельян Белоконов, следом Липовицер и Шляхов. Забрасывая гранатами пулемет противника, пал от вражеской пули командир группы Порошин. Оставшиеся в живых окопались и продолжали сдерживать натиск врага. Под утро начался артиллерийский обстрел. Немцы в упор расстреливали наших из танков, пушек и шестиствольных минометов. Дмитрию Яруте миной перебило ноги, Борису Кигелю оторвало руку.

Они, истекая кровью, продолжали вести огонь по врагу до последнего дыхания. Весь израненный, Николай Голенкин поднялся в полный рост и, держа автомат левой рукой (правая была перебита и повисла, как плеть), ринулся вперед, стреляя по врагам. Он фактически закрыл своим телом дула их автоматов и вызвал замешательство в рядах противника. Так ценой жизни Голенкин дал возможность своим товарищам перезарядить оружие, перетянуть раны, чтобы продолжать смертельную схватку. С рассветом силы сибиряков иссякли. Сначала все затихло на правом фланге, где отбивалась группа Денисова. Потом пал Артамонов, сражавшийся рядом с Власовым. Ведя этот неравный бой, группа сковала значительные силы противника, что дало возможность бойцам 718-го полка нанести врагу удар с флангов и отбросить за реку Десну. Лишь утром к сибирякам прорвалось подкрепление. Фашисты оставили на поле боя более ста трупов. А из восемнадцати добровольцев уцелели только двое: Константин Власов и Герасим Лапин.

Редактор фронтовой газеты Николай Чайка одним из первых с наступающими войсками попал на Безымянную высоту. Его потрясло то, что он увидел: «В лужах своей и чужой крови лежали наши бойцы, кто, сжимая гранату, кто с пальцем на спусковом крючке автомата. Вся высота была буквально завалена осколками, стреляными гильзами, пустыми дисками, касками». Позже он рассказал об увиденном поэту-фронтовику Михаилу Матусовскому, который через 20 лет написал стихи к песне о Безымянной высоте.

История создания песни «На безымянной высоте»

Автор слов произведения – Михаил Матусовский. В годы Великой Отечественной войны поэт служил военным корреспондентом и был прекрасно знаком с фронтовой жизнью.

В основу текста песни «На безымянной высоте» легли события, которые действительно произошли ночью тринадцатого-четырнадцатого сентября 1943 года в Калужской области, неподалёку от деревни Рубежанка.

Восемнадцать советских солдат из восьмой роты 718 полка 139 дивизии десятой армии Западного фронта приняли бой против двух сотен фашистов. Все они были призваны из Новосибирска и почти все погибли.

Позже Михаил Матусовский вспоминал, что о том бое ему рассказал Николай Чайка, редактор многотиражной военной газеты. Далее слово поэту:

Вениамин Баснер говорил, что работа над песней «На безымянной высоте» шла с трудом:

«Нас оставалось только трое из восемнадцати ребят…»

Это было в начале шестидесятых годов. На «Мосфильме» кинорежиссер Владимир Басов начал работать над картиной «Тишина» по роману Юрия Бондарева, а музыку он предложил написать молодому ленинградскому композитору Вениамину Баснеру. Объяснил: очень нужна одна главная песня фильма, которую будет исполнять человек, недавно вернувшийся с вой­ны, — песня о тех, кто не вернулся…

Вообще-то молодому композитору привычнее было сочи­нять симфонии, балеты, струнные квартеты, романсы, наконец, а песенный его опыт к тому времени оказался совсем невелик. И вот песня о войне, от имени фронтовика… Композитор чув­ствовал огромную необходимость написать ее: ведь сам был опален пламенем Великой Отечественной — служил в артил­лерии, потерял близких… И поэт Михаил Матусовский тоже знал ту войну не понаслышке: работал в редакции фронтовой газеты, был ранен… Вот и принес он Баснеру стихи о троих ребятах, что остались в живых из восемнадцати, принявших бой «у незнакомого поселка на безымянной высоте».

Стихи композитору понравились, а песня никак не полу­чалась: музыкальный редактор «Мосфильма» Раиса Алексан­дровна Лукина забраковала и первый вариант, и второй, и тре­тий… Однажды после очередной неудачи вышел композитор со студии, приехал на вокзал, сел в дневной ленинградский поезд — и там, под стук колес, вдруг почувствовал мелодию… Записать ее оказалось не на чем, да и неудобно работать в кресле покачивающегося вагона — в общем, всю дорогу на­певал про себя, чтобы не забыть.

Прибежал домой — и сразу набрал московский телефон со­автора:

— Есть! Получилось!

Вернулся в столицу, проиграл на рояле мелодию и… не услышал никаких восторгов. Все же решили записать с оркест­ром. Пригласили исполнителя —Льва Барашкова.

Потом механик по звукозаписи весь вечер крутил эту пленку, многие на студии знали уже песню наизусть — стало ясно, что она действительно получилась.

Лишь картина вышла на экран, как тревожный, суровый мотив подхватили тысячи, миллионы голосов:

Дымилась роща под горою,

И вместе с ней горел закат…

Нас оставалось только трое

Из восемнадцати ребят.

Как много их, друзей хороших,

Лежать осталось в темноте —

У незнакомого поселка

На безымянной высоте.

Впрочем, с этого история песни только начиналась.

Неудержимой рекой хлынули письма от бывших фронто­виков, и каждый уверял авторов, что все это — именно из его биографии, именно о его высоте, только, мол, бойцов там было не восемнадцать, а другое количество. Между тем Матусовский отлично помнил, как коллега из фронтовой газеты рассказал ему о восемнадцати сибиряках. И вот однажды — весточка от полковника Плотникова: он нашел имена тех героев-сибиряков, всех восемнадцати, но в живых тогда из них осталось, оказывается, не трое, а двое, и с ними даже можно встретиться — Герасим Ильич Лапин проживает в Донецке, а Константин Нико­лаевич Власов — в Новосибирске.

Вскоре встреча состоялась — в Москве, на «Голубом огонь­ке». Обнялись солдаты, поэт, композитор… И узнали люди, что тот бой был под поселком Бетлицы, на Калужской земле.

Вскоре там, на высотке, поставили памятник — двое солдат склонились над павшими, и легли на камень строки:

Мы не забудем, не забудем

Атаки яростные те

У незнакомого поселка

На безымянной высоте.

Прошли годы — и на месте временного памятника был сооружен торжественный мемориал.

А песня?.. А песня не теряет своей остроты по сей день. И ведь вроде нет в ее музыке ничего уж такого особенного. Специалисты бы сказали: просто марш, печальный марш сред­него движения. Правда, есть там один секрет: во вступлении играет труба. Помните: та-та-та-та-та?.. Потом эта щемящая интонация возникнет и в «Горячем снеге» Пахмутовой, и во френкелевских «Журавлях», и в песне Левашова «Бери шинель, иди домой»…

Однажды, Девятого мая, я пришел на Пулковские высоты и увидел, как седые люди, на чьих не очень-то модных штатских пиджаках было тесно боевым наградам, пели обнявшись:

Мне часто снятся все ребята,

Друзья моих военных дней,

Землянка наша в три наката,

Сосна сгоревшая над ней.

Как будто вновь я вместе с ними

Стою на огненной черте —

У незнакомого поселка

На безымянной высоте.

Л. Сидоровский. «И только потому мы победили…» М. 1985

В тему:

https://youtube.com/watch?v=Rf7jCX3JVGI

https://youtube.com/watch?v=U4gcdRrc6ns

Клип «На безымянной высоте»

Для кинофильма «Тишина» песню спел Лев Барашков. Он стал первым исполнителем композиции. Давайте смотреть музыкальное видео с кадрами из военной драмы.

Исполнители песни «На безымянной высоте»

После выхода фильма «Тишина» композиция полюбилась слушателям, и её ввели в концертные программы многие знаменитые советский артисты.

Так спел «На безымянной высоте» Юрий Гуляев.

Далее версия песни «На безымянной высоте» Эдуарда Хиля.

Послушаем, как спел «На безымянной высоте» Дмитрий Хворостовский.

Вопросы и ответы

Кто написал песню?

Музыку сочинил композитор Вениамин Баснер. Автор слов «На безымянной высоте» – поэт Михаил Матусовский.

Когда была написана песня?

Баснер и Матусовский сочинили её в 1963 году.

В каком фильме прозвучала песня?

Композицию написали для военной кинокартины «Тишина» режиссёра Владимира Басова.

Кто исполнил песню?

В киноповести «Тишина» песню «На безымянной высоте» исполнил Лев Барашков. Позже её пели очень многие известные артисты.

[править] Стихи

Поэт Михаил Матусовский сам прошел Великую Отечественную войну, был фронтовым корреспондентом.

Сюжет песни он нашел, порывшись в собственных военных архивах. Темой послужил бой, произошедший 13 — 14 сентября 1943 года на высоте 224.1 у поселка Рубежанка Куйбышевского района Калужской области. Тогда 18 воинов-сибиряков 8-й роты 718 полка 139-й стрелковой дивизии сдерживали многочисленные атаки превосходящих сил гитлеровцев. Все 18 человек были из Новосибирска.

По некоторым источникам, они были брошены для отвлечения противника от основных сил советской армии.

Именно их вспомнил поэт Михаил Матусовский и написал чудесные стихи в память об этих восемнадцати. Но он сделал ошибку, написав: Нас оставалось только трое из восемнадцати ребят. Оставалось — двое: рядовой Герасим Ильич Лапин был найден советскими наступающими войсками среди трупов — от немецкого плена его спасло лишь то, что он был без сознания, и немцы его приняли за мертвого; оправившись от ран, он вновь воевал в составе 139-й дивизии; сержант Константин Николаевич Власов был захвачен немецкими войсками в плен — концлагерь в Бобруйске, считался погибшим и даже похороненным в общей солдатской могиле № 24, бежал из плена, воевал в партизанском отряде, а уже после войны отбывал заключение в СССР как немецкий пленный, невзирая на совершенный им военный подвиг.

«До скорой встречи с победой»

Сержант Кигель Борис Давыдович (1915-1943) ушел добровольцем на фронт с Новосибирского мясокомбината, где вырос от ученика электромонтера до главного технолога. Он был человеком неиссякаемой энергии и разносторонних интересов. Почти мальчишкой комсомолец Борис Кигель по призыву партии поехал в село участвовать в ликвидации неграмотности, там сконструировал приемник. Его интересовали проблемы автоматизации производства и улучшения качества выпускаемой продукции. В начале войны добровольцем ушел на фронт.

Борис Кигель

Вспоминая тот страшный бой, оставшийся в живых Лапин рассказывал:

— Помню, как оторвало руку Борису Кигелю. Отказавшись от перевязки, он вел бой одной рукой. И только когда был смертельно ранен, его автомат замолк.

За свой подвиг Борис Кигель представлялся к званию «Герой Советского Союза», но был награжден орденом «Отечественной войны 1 степени» посмертно.

Наградной лист на Кигеля Б.Д.

Наградной лист на Кигеля Б.Д.

Рядовой Липовицер Элюша (Дмитрий) Яковлевич (1912-1943) родился в Киевской губернии, до войны работал на харьковском тракторном заводе технологом. На Новосибирский «Тяжелстанкогидропресс» прибыл, когда этого предприятия еще не было. Стояли два пустых корпуса, в которых нужно было установить станки. Липовицер с бригадой шестнадцатилетних мальчишек и девчонок выполнил задание. Перед отъездом на фронт он забежал на завод: «Ну вот, ребята, пришел прощаться. Уезжаю. До скорой встречи с победой!»

Элюша (Дмитрий) Липовицер

Элюша (Дмитрий) Липовицер также был представлен к званию «Герой Советского Союза», но награжден орденом «Отечественной войны 1 степени» посмертно.

Наградной лист на Липовицера Д.Я.

Наградной лист на Липовицера Д.Я.

Текст песни «На безымянной высоте»

Дымилась роща под горою,И вместе с ней горел закат…Нас оставалось только трое1Из восемнадцати ребят.Как много их, друзей хороших,Лежать осталось в темнотеУ незнакомого поселка,На безымянной высоте.

Светилась, падая, ракета,Как догоревшая звезда…Кто хоть однажды видел это,Тот не забудет никогда.Он не забудет, не забудетАтаки яростные теУ незнакомого поселка,На безымянной высоте.

Над нами «мессеры» кружили,И было видно, словно днём.Но только крепче мы дружилиПод перекрестным артогнем.И как бы трудно ни бывало,Ты верен был своей мечтеУ незнакомого поселка,На безымянной высоте.

Мне часто снятся все ребята,Друзья моих военных дней,Землянка наша в три наката,Сосна сгоревшая над ней.Как будто вновь я вместе с нимиСтою на огненной чертеУ незнакомого поселка,На безымянной высоте.

  1. На самом деле, из того боя живыми вышли только двое бойцов: Герасим Лапин и Константин Власов. Рядового Лапина фашисты приняли за мёртвого и потому не тронули. Позже он продолжил воевать. Сержант Власов оказался в концлагере, его считали погибшим и погребённым в братской могиле. Позже он бежал и воевал в партизанском отряде.